Поделюсь нашей беседой с Алексеем по результатам реального кейса. Человек потерял бизнес, его просто нагло отжали. И вслед за этим начала крушиться вся пирамида ценностей, ломаться тщательно выстроенная жизненная конструкция. Пройдена точка невозврата, за ней: непредсказуемое будущее, угроза потерь, паника от неопределённости. И человек остался один на один со своим страхом. Как преодолеть этот страх, чтобы выстроить свою судьбу заново?

А. СТРАХ — очень разрушительная эмоция для психики. Это — аффект, который приводит к трём типам реакций.

1. ПАРАЛИЧ. Очень часто за страхом следует его пародия — ступор. На физиологическом уровне, это защитная реакция. Это проявлено в животном мире (замирание, неподвижность при виде хищника).

2. БЕГ. Человек (и не только он) пытается убежать от того, что его пугает.

3. АГРЕССИЯ. Когда «загоняют в угол», психика вбрасывает в кровь адреналин, тестостерон, гормоны, и они приводят человека в агрессивное состояние, которое, во-первых, способно победить страх, и самое главное, способно победить ступор. Иногда, это спасает жизнь. Пример: крысу мальчишки загонят в угол, крыса на них нападает, мальчишки разбегаются.

Не даром китайцы в своих стратагемах говорят, что никогда не доводи противника до отчаяния, потому что в состоянии отчаяния он способен на что-то, чего не может сделать в обычной жизни.

Т. Итак, есть три реакции: ступор, бегство и агрессия.

А. Да. Но это – три естественные реакции, которые нам достались в наследство, это часть нашего адаптационного комплекса, они повышают наши шансы к выживанию. Это — зверьковые реакции.

Человек может развивать четвёртый тип реакции — когда он обучается преодолевать страх. Этот навык — развиваемый.

Как любой навык, сначала он даётся с трудом, ибо процесс этот долог и болезнен, но если ты практикуешь регулярно, то постепенно учишься преодолеваешь страх очень быстро.

Т. Это означает, когда возникает опасность, и человек не тренирован, его настигает шок и, соответственно, три этих первичных реакции: ступор, бегство, агрессия. Но если человек тренирован, у него эти деструктивные реакции очень быстро переходят в конструктивную, т.е. он их сам преодолевает. И у него в некоторых типах ситуаций страхов уже не возникает, т.е. он научился в этих ситуациях жить.

А. Да. Но чтобы понять, как этот механизм работает, надо разобраться откуда берётся страх.

Страх связан с нашим представлением о возможной угрозе. Это может быть угроза потери жизни, здоровья, денег, каких-то значимых для нас ценностей. А отсутствие знаний, пониманий, как действовать, провоцируют этот страх. Потому что если ты в этой ситуации много раз бывал, то риски, которые возникают, они такие же для всех, кто в эту ситуацию попадает.

Т. Ну да, пример из вождения: новичок за рулём, он весь в стрессе, но для водителя со стажем этот процесс превращается в удовольствие. Ситуации одни и те же для новичка и для опытного человека: скорость, дорожная обстановка, объекты вокруг тебя, участники дорожного движения, но то, как реагирует новичок, и как реагирует более опытный драйвер, кардинально отличается. Это — две противоположные реакции.

А. Конечно, это простейшая тренировка. Тренировка не в смысле физического навыка, а в смысле того, как мы реагируем. Т.е. это очень важный момент….

Это не заложено в нас природой, а сформировано.

Эти реакции, они все обучены, приобретённые, мы им научились от наших родителей, от других людей — подсознательно. Есть много вещей, которых дети не бояться. Почему?

Т. Потому что они не знают о том, что ситуация может содержать угрозу.

А. А когда мы начинаем бояться? Когда мы чувствуем, что может быть угроза, о которой мы ещё не знаем, и не знаем как её преодолевать?

Т. При виде опасности?

А. Ещё раз объясняю. Нормальные реакции — это отсутствие реакции. Опасность — это просто картинка. Допустим, ты видишь, тигра, понимаешь, что это тигр, с ним связана угроза жизни. Это твоя реакция. А если маленький ребёнок видит тигра? У него никакой реакции нет, у него не возникает ни страха, ни агрессии, ни паралича, потому что для него это просто такая яркая прикольная игрушка.

Т. Потому что у него пока ещё нет никакой информации о страхе? А у взрослого возникает страх, потому что он уже знает об угрозе, но не знает, как действовать.

А. У ребенка нет предпосылок к страху, потому что страх — это оценочная практика. Предположим — охотник. Он всё знает про тигра. Он ничего не боится, потому что тигр для него — источник существования, пища, он на него охотиться. Чего бояться? Но как так произошло, что он стал охотником и перестал бояться?

Т. Он начал больше узнавать и больше практиковать.

А. На эту тему очень много написано у японцев. В средневековой Японии в самурайских родах мальчики уже в 13–14 лет, должны были идти на войну. У них там почти полтысячи лет шла междоусобная война. Крестьяне не имели права воевать, если только в пехоту, а в основном воевали самураи, профессиональные воины. Такое сословие было. И детей, мальчиков, в самурайских кланах, начинали с определённого возраста учить. Двум вещам: первое, боевым искусствам (техника боя — как побеждать, как защищаться). И второе, как жить внутри битвы, как не бояться. Всегда есть два аспекта: технический и психологический.

Т. И эти мальчики тоже, наверное, боялись? Совершенно нормально, когда дети боятся. На самом деле, не бывает такого, что человек не боится.

А. Вопрос заключается не в том “боится/не боится человек”, а в том — как управлять страхом.

Чтобы страх становился союзником, а не противником. И есть несколько факторов, которые влияют на способность человека преодолевать страх.

Первый — это чувство долга. Во время войны, например, герои, религиозные подвижники, т.е. когда была очень сильная мотивация, которая давала людям настолько мощную силу, они шли и преодолевали страх, боль, смерть и т.д. Это один момент.

Второй — когда даются знания о том, что а)в подобной ситуации можно действовать неким образом, и что б)есть люди, которые уже успешно это сделали. И ты вдруг начинаешь понимать: “я-то думал, что вообще пипец, а на самом деле не пипец…” И тебе становится легче.

Т. Т.е. знания не только о том, как действовать, но знание о том, что происходит.

А Да, тебе просто раскладывают — какие риски, где, чего, куда ходи, куда не ходи, если сложность, то как эту сложность обходить. Но при этом,

знаний недостаточно, самое главное — это навык.

И тебя начинают погружать в реально опасные ситуации, в которых надо выпрыгнуть из самого себя, но погружать постепенно, каждый раз давая новый шанс, который чуть-чуть выше тебя. И вот ты растёшь до какого-то уровня, и когда у тебя уже стали накапливаться знания, физические кондиции, навыки,

ты становишься подготовлен к внезапному страху.

Но для этого надо было приблизиться к смерти. Это мог быть поединок, охота, это могло быть чувство голода, разные трудности. Это и есть инициация, когда мальчика проводят через малую ( а иногда реальную ) смерть.

Т. Ты говоришь о мальчиках-подростках, но и девочки тоже проходят через инициацию. Женщина рожает, роды это тоже как бы — малая смерть, потому что надвигается нечто неотвратимое, ты не можешь это отменить. У женщины нет другого способа, как пройти через это, пройти через эту боль и родить новую жизнь.

А. Мужчинам тяжелее, потому что им создаются искусственные ситуации, по нарастающей. Причём, это же может быть не обязательно в подростковом возрасте. В жизни мы тоже видим такое много раз: ветераны различных войн, которые тоже приходили так называемую инициацию. Сначала боялись, но психология, мозг человека работает так, что он не может бояться очень долго.

Страх — это очень ресурсоёмкая эмоция, она сильно нас пожирает, и организм учится с этим справляться.

И постепенно чувство страха притупляется, через знания и погруженность в опасность. Мы с тобой много с ветеранами общались в нашем Афганском проекте, и видели: они осознают опасность по жизни лучше, чем новички, у них уже нет страха, ужаса, они скорее прагматичны, они уже настроены не на эти три реакции: ступор, бегство и неконтролируемая агрессия, а как раз идут четвёртым путём, т.е. преодолевают угрозу.

Т. А с чего начинается путь к управлению страхом?

А. С того, что мы обучаемся проходить через определённые типы ситуаций, которые кажутся угрозой. Люди стараются отгонять от себя мысли о них, потому что им больно, страх причиняет страдания. А здесь нужен другой подход, когда человек мысленно погружается в эту ситуацию, «тонет» в ней, допуская самое ужасное, что может случиться, но мысленно. Это НЛПишная техника, плюс здравый смысл.

И что удивительно, когда ты погружаешься внутрь своей фантазии, то вначале ты испытываешь тягостные эмоции. Может давление подняться, сердцебиение, головная боль, тремор и т.д. Но через какое-то время, за первым шоком, когда ты понимаешь, что ничего не происходит, у тебя возникает внутреннее успокоение, ты вдруг видишь: пути и выходы. И прожив эти ситуации внутри себя, иногда появляются 3–4 сценария, и через какое-то время неизбежно находишь решение.

Всё у себя в голове, и в конечном итоге, пройдя через искусственно созданные непреодолимые этапы, ты вдруг видишь, что дойдя до какой-то точки, вот он, выход из кризисной ситуации. И, оказывается, можно продолжать жить.

Т. То есть страх — это твоё собственное восприятие, и у любой проблемы есть решение. А если его нет, то можно найти кого-то, кто уже справился с подобным, обратившись за помощью или советом, или проанализировав реакцию другого.

А. Есть очень много показательных примеров реакций. Как, например, некоторые люди реагируют на рак? Первая фаза — шок, тот самый ступор. Потом попытки что-то сделать, изменить. Кто-то достигает успеха, преодолевает болезнь. Но даже если умирают, они перед этим перерождаются, т.е. они смиряются внутренне и понимают, что им осталось мало, и они вместо того, чтобы погрузиться в депрессию, начинают вести активную жизнь. Так часто бывает. Они идут четвёртым путем. Они общаются с теми людьми, кто уже побывал в таких же тупиках. И, оказавшись в стрессовой ситуации, человек начинает вдруг понимать, что до этого, он просто отгораживал себя от огромного куска жизни, потому что боялся. А тут обнаружил, что, оказывается, другие люди в этих ситуациях действуют, и действуют успешно, и при этом, они ещё выходят на новый уровень. И множество примеров тому есть, когда люди говорят, что мы не достигли бы вот таких успехов, если бы не оказались в той ж*пе. Вот он весь подход.

Поэтому, когда входишь в негативную ситуацию и прорабатываешь её, моделируешь, прокручиваются негативные ситуации, возникает очень интересный эффект: психо-соматическая реакция начинает постепенно спадать, прорабатывается стресс, шок гаснет.

Т. А как оказать первую помощь человеку, которого настиг страх? Я говорю о нашем знакомом, с которым случилась беда.

А. Очень просто. Понять, во-первых, чего он боится или тревожится. Тревожность — это когда источник страха ещё в подсознании, а вот это нагнетание уже в сознании, и причина ещё не осознана. Это очень легко лечится. Просто составляется список потенциальных негативных ситуаций и начинается внутреннее сканирование: что беспокоит? И как только это обнаруживается, происходит выдёргивание этого из подсознания в сознание.

То есть, моделируется ситуация, «которую не хочу получить, которую боюсь». Дальше мы в эту ситуацию входим и смотрим, чего же мы конкретно боимся, потому что, я ещё раз говорю,

мы всегда боимся либо потерь, любо неполучения возможностей. Других вариантов не существует.

Например ситуация: “Я боюсь потерять”. Почему боюсь потерять? «Потому что мне откажут». Отказ — это человеческие взаимоотношения, коммуникации, т.е. значит, для отказа есть причина. И начинаешь смотреть, что надо сделать, чтобы отказ превратить в положительное решение. К кому прийти, какие аргументы привести? Дальше начинается работа. И ты вдруг понимаешь, что эмоциональности в этой ситуации нет, есть просто алгоритм действий. И не факт, что всё сразу должно получиться. Иногда один и тот же урок надо пройти много раз.

Т. Значит страх возникает: первое — от ощущение угрозы, второе — от отсутствия информации, понимания как действовать.

А. Да. Ведь большинство людей не делают даже никакого шага, боясь отказа. Они думают, что отказ — это остановка.

Отказ — это только один из промежуточных этапов.

Они не понимают, что если ничего не делать, точно ничего не будет. А если у тебя будет много-много отказов, ты всё равно получишь пользу. Уолт Дисней, будучи уже Уолтом Диснеем получил почти 400 отказов под свою идею проекта “Диснейленд”.

Если вы получаете отказ, это не значит, что дверь закрыта, это означает — иди теперь налево, обходи с другой стороны. Снова отказ — снова налево. На каждом повороте выясняешь, почему отказали. Это я рассказывал на курсах по продюсированию. Вспомни, когда относишь сценарную заявку на телеканал, и тебе редакторы отказывают. Это подсказка — что надо изменить перед входом в следующую дверь. И что главное, ты получаешь наводку — что надо сделать?

Т. Вступить в отношения с людьми?

А. Точно. Вытащить нужную информацию, изменить «заявку» и продать снова. Вот это профессиональный подход.

Каждый отказ — это новая дверь, в которую входишь с дополненным опытом, забывая о страхе, а держа перед собой только одну цель — изменить возникшую негативную реальность. И добиться нужного результата. При чём здесь страх?