Почему, если вы умный человек, то это — приговор, и что с этим делать?

Если вы думаете, что главный новостной поток из России — это новости Киселева про крымнаш, проклятых пиндосов, укропы-идиоты, вы жестоко ошибаетесь! Главный поток контента из России это мудовые рыдания умных людей, всяких инженеров, ученых, у кого по два высших и прочее. И страна не та, и спонсор нынче не тот пошел, и, де, науку не финансируют. К слову сказать, науку нигде не финансируют, а чтобы денюжку — то получить, надо задницу на двенадцать долек разорвать. А на халяву только резанную макулатуры с промо акциями раздают. Но ключевая проблема в том, что когда этим людям говоришь: вот посмотрите как оно здесь, поучитесь как не просто правильно, а эффективно, то в ответ получаешь: мы, де, самые умные, а потому американы (европейцы, жиды, желтые макаки — нужное подставить) нам не указ, они, де, СИСТЕМНО ВСЕ ОШИБАЮТСЯ, и потом мы первые в космос слетали, поэтому иди на… со своей пропагандой, предатель Родины.

Но проблема эта глубже, не связана в основном с Россией, а связана с особенностью Роли Специалиста, в которой по ряду обстоятельств пребывает 50% активного населения. Это всевозможные специалисты, инженеры, мелкие менеджеры по должности, даже иногда руководители проектов, даже и часто основатели стартапов, но всё равно по своей Роли — Специалисты. Так вот, уважаемые Специалисты, по моей давней традиции у меня для вас две новости. Первая, естественно, плохая — у вас нет шансов когда-либо вылезти из этого Плюка («Кин-дза-дза»).

Причина в том, что путь Специалиста — накопление знаний, квалификации и репутации, вместе с чем падает способность к обучению, восприятию мнения окружающих, а особенно разрушительного для устоявшейся картины мира и собственного внутреннего образа. А образ этот у нас один — я самый умный. По-простому, гордыня называется. А посему меняться невозможно. Допустить, что есть кто-то, кто может вас чему-то научить — невозможно. От этого страдает репутация и самомнение, очень больно для эго. А боль мы терпеть не приучены, потому что в массе — маменькины сыночки и комнатные растения. Я говорю не о внешней боли — охота, рыбалка, экстремальные виды спорта. Я говорю о специфической боли, которую испытывает наполненное гордыней и жадностью эго, когда оно чего-то лишается, когда его не хвалят, когда его репутацию ставят ни во что, когда ему говорят: «Ты — ничто».

Меня тут спросили — дескать как это я могу меняться, когда мне уже больше 50? Школота, наверное, думает, что я эдакий могильный голос, вещающий из-за гробовой доски. Байки из склепа. Так вот.


Залогиньтесь или зарегистрируйтесь, чтобы читать полностью.