Angels Landing — Место посадки ангелов.

Ну вот мы и осмотрели почти все каньоны на территории штатов: Юта, Аризона, Невада и Калифорния. Впереди нас ждал Лас Вегас. Накануне был восхитительный вечер с закатной радугой, и гигантскими молниями в ночном небе.

Но Алексей не знал, что у него осталось еще одно не распакованное поздравление. И это был самый сложный и самый красивый трейл в каньоне Zion (его называют Зайон, хотя на самом деле — Сион).

Далеко не все решаются на этот подъем. Я узнала о нем в рейтинге самых красивых и опасных мест мира.

Утро стало сразу мрачным, чувствовалось, что именинник не очень-то и хочет получать такой подарок, что он устал от каньонов и скал, и что его ждет много работы.

Пока добирались до цели, я была готова к тому, что поход придётся отменить в любой момент. Во-первых, самое неблагоприятное время года — лето, самое неблагоприятное время дня — полуденное пекло. Жара адская, 40 градусов. И главное — не соответствующая обувь (этого мы не предусмотрели, пошли в Скечерсах, а они очень скользкие).

Мест на парковке не оказалось, мы нарезали несколько кругов — безрезультатно. Машины стояли в долгой очереди, в ожидании освобождающихся мест. Пришлось мысленно обратиться к ангелам 🙂 , и нам повезло с прекрасной парковкой в тени, и без очереди.

Теперь уже точно восхождение было неизбежным.

Весь путь в гору, который составляет около 8,7 км, довольно экстремальный и напряженный. Занимает около 5 часов. Высота над уровнем моря 5785 футов. Точка вершины Angels Landing составляет 1488 футов. На тропе 21 изгиб серпантина.

Чтобы преодолеть весь путь, понадобятся крепкие нервы и физическая выносливость. Для неподготовленного человека — большой риск. Но мы-то считали себя подготовленными 🙂

Кульминация нашего восхождения нас ждала на последней миле. К вершине вел очень узкий (1,5-2 метра шириной) песчаник хребта, как бы перешеек. И с каждой стороны зияла пропасть. А на этом гребне был такой силы ветер, что приходилось держаться руками и ногами за все выступающие поверхности. Хорошо, что во многих сложных местах установлены цепи. 

Пока шли, видели: одному парню, повредившему ногу, помогал идти вниз его товарищ, держа на себе. Еще один сидел на краю перешейка в  ожидании вертолета. А четверо его друзей были рядом и решали как им быть дальше. Связи нет, нужно спуститься вниз и вызвать помощь, а это может занять еще два часа.

Психически было сложно. Я поняла, что форму потеряла катастрофически, сидя за компьютером. Не хватало воздуха при дыхании, ноги тряслись, руки потеряли силу, чтобы цепляться за цепи. Дон Хуан, родом, кстати, из Аризоны, говорил, что ветер — это Сила, и с ней надо найти контакт. И мне действительно казалось, что это разумная живая сущность.

Впервые об этом месте альпинисты узнали в 1916 году, назвав его приютом ангелов, и за это время каньон поглотил немало жизней. Точной статистики по сорвавшимся людям нет, но за последние годы официально погибло 5 человек, количества травмированных неизвестно. Потому, на самом опасном участке пути были вбиты цепи. Они появились недавно, потому что зимние альпинисты часто соскальзывали с зимних троп.

Азарт наш был в самом начале, много снимали, восхищались, потом стали чаще останавливаться (из-за меня), чтобы отдышаться и двигаться снова наверх. Зарядка в телефонах кончилась, и стало совсем не по себе. В голове ключом  стучал вопрос: зачем я туда иду? Но Алексей на одном из привалов объяснил мне, что значит идти к цели (см. видео в финале). И мы шли. Так было надо. Это шлифовало нашу силу и закаляло волю, а точнее мою, Леше этого было не надо.

И вот мы наверху. Восторг был неуемным. На вершине скалы, куда приземляются ангелы оказалась связь, и можно было звонить по скайпу, но наши телефоны были глухи. Весь каньон и все реки в округе были как на ладони. Но воздуха не хватало, как будто кислорода стало меньше, возможно из-за жары. 

… А впереди — путь обратно. И вниз спускаться вслепую, задом, держась за цепи, совсем не легче, а иногда сложнее.

В конце тропы нас поджидал олень. Подпустил нас к себе близко-близко, внимательно посмотрел нам глаза в глаза, постоял с минуту  и прыгнул в чащу леса, у подножья горы.

Стало так спокойно на душе, как будто он нас похвалил, приободрил и удалился.

Пекло не прекращалось. Хотелось только  одного — снять с себя дикий стресс и усталость. У подножья бурлила горная река, где мы и совершили наше омовение в ней.

Сил что-то говорить не было. Шли молча. А когда сели в машину, Леша сказал, что это был самый крутой опыт, и самое красивое покорение высоты в его жизни, хоть и не первое.

Это была благодарность.

И мне сразу стало легко и радостно, и сами собой расправились крылья.

Мы сделали это!