Последнее время модно говорить о форсайтах и трендах. Грезить о будущем, особенно сияющем, полном новых возможностей, – это такая приятная забава для интеллектуалов. Немного хочу сказать об одной теме, я бы сказал, тренде, который стоит особняком и слабо попадает в поле недалеких лохов из венчурных фондов. Это тема старения, тема увеличения доли стареющего населения и того, как это повлияет на будущее. Тема интересна тем, что с финансовой точки зрения она, возможно, становится одной из наиболее влияющих на нашу жизнь в горизонте ближайших 50 лет. Всем, кому старше 45, стоит серьезно задуматься. Сначала несколько вроде бы мало связанных, на первый взгляд, трендов, которые кумулятивно дают колоссальный по своим масштабам вектор.

Предпосылки

1. Если 200-100 лет назад цикл изменений занимал 3-5 поколений, то сейчас он занимает менее 10 лет. Это означает полную девальвацию опыта поколений. Ничего личного. Люди старше 45 реально подчас мало что могут дать более молодому поколению как в плане навыков, так и в плане стратегии роста, потому что мир меняется очень быстро. Молодежь имеет доступ к знаниям и опыту людей с актуальными знаниями, которые старше их на 3-5 лет. Можно встретить 25 летнего гуру. И он действительно может быть более опытным в современном life хаке, чем человек, который старше его на 20-30 лет. Старики перестали быть источниками ценности во многих случаях, они стали источником проблем. Из стимула роста они превращаются в обузу. И эта смена парадигмы стремительно расширяется.
2. Количество и продолжительность жизни людей, которые не приносят ценности, затраты на их содержание стремительно растут.
3. Растет количество домов для престарелых и доля пожилых людей, которые не смогли обеспечить финансовую независимость, и после выхода на пенсию оказываются ниже черты бедности. Все эти расходы снова ложатся на плечи государства, т. е. налогоплательщиков. Молодое и трудоспособное население вынуждено оплачивать низкую социальную адаптивность стареющего населения, особенно малообразованного или даже и образованного.
4. Количество пенсионеров в расчете на количество трудоспособного населения постоянно увеличивается и в развитых странах к 2030 году возможно приблизиться к среднему числу детей в расчете на одного работающего. В начале 20-ого века на 1 старика приходилось около 19 молодых работающих. К 2025 на 1 старика будет 2 работающих.
5. При этом зрелые люди предпочитают продолжать работу как можно дольше, что создает трудности для вертикального карьерного лифта. Это провоцирует высокую долю безработицы среди молодежи.
6. Усложнение мира девальвирует привычные стратегии роста, особенно в развитых странах. Наличие образование, опыта не означает гарантии стабильного роста. Усложнение мира создает трудности в ре-адаптации для пожилых людей.
7. Все эти факторы вынуждают постоянно индексировать пенсии, но сама пенсия как парадигма – это пережиток благодарности детей родителям и содержания кладовых знаний и опыта, КАК это было раньше. Сейчас в пенсии нет экономического смысла, это стало только этическим вопросом. И этот вопрос все время испытывает давление. Дети еще осознают, что им стоит помогать родителям и прародителям, но вопрос об оплате пенсии для совершенно чужих людей все больше становится неприятным. Но, что хуже, этот вопрос приобретает не только этический смысл, но и экономический, – работающим людям все труднее создавать резервы, потому что надо оплачивать образовательные кредиты, детей и тянуть пенсионеров. Количество брошенных стариков растет, потому что их содержание лишает детей шанса вырваться из мертвого круга.

Есть еще много чего, но если проследить развитие этих трендов вперед, то, полагаю, большинству тех, кому сейчас более 45 лет, и все, что они имеют, – это собственная квартира, машина, зарплата и отсутствие накоплений… Всем им перспектива покажется не такой уж радостной.

Оказываются, многие люди на  планете имеют разное будущее. И у приличной части населения это будущее может быть много хуже, чем настоящее.

Это напоминает океанскую волну, которая нарастает, становиться выше, мощнее, – это метафора века развития, прошлого века, – но вот она начинает загибаться и все большая часть воды падает вниз, превращаясь в грязноватую пену. И кажется, что пик-то не впереди, а уже позади, а мы начали осознавать это только сейчас. И эта тенденция в целом характерна для всех стран, где-то ситуация лучше, где-то хуже, но исключений нет даже для единственной страны, идущей “своим путем”.

Т. е. я хочу сказать, что ТОЛЬКО ОДИН этот тренд способен загнать в стагнацию всю планету и обнулить все остальные радужные форсайты, а мы еще не рассматриваем проблему удорожания и доступности качественной медицины, мы не рассматриваем проблему конфликта интересов коммерческого образования и коммерческой медицины, мы не трогаем проблемы размывания сотен профессий посредством роботизации и автоматизации. Все это с нарастающей силой разделяет планету на полезных – здоровых, молодых и (или) богатых, адаптивных, – с одной стороны, и возрастающую армию молодых и неквалифицированных плюс пожилых пенсионеров. И все это на фоне визга про стартапы о том, как еще что-то впарить потребителям.

Эти проблемы требуют фундаментального изменения различных институтов, но кто является интересантами этих изменений? Политики и государственные менеджеры? Сомневаюсь, потому что они имеют слишком короткий горизонт интересов, да и они зависят от электората, потому всегда будут обещать краткосрочные выгоды, игнорируя долгосрочные риски.

Ну, наверное, паллиативные решения существуют в горизонте через 15-20 лет:

1. Резервации для пожилых с замкнутым жизненным циклом + поголовное внедрение антропоморфных роботов и автоматизированных процессов ухода и поддержки. Это потребует реновации всей инфраструктуры индустрии заботы о пожилых и нетрудоспособных. Ну, это в целом начиная примерно с 75 лет типа nursing house, только более высоко технологичный, – (привет фильму 200-летний человек, особенно конец фильма). Это для нетрудоспособных + страдающих от возрастных деменций. Тут вопрос в том, чтобы за счет технологий создать среду с высоким качеством care при одновременных значительно более низких затратах, потому что большинство caregiver и nurse это антропоморфные роботы-эффекторы, главная задача которых обеспечивать “последнюю милю”. Ну, естественно, в ситуациях более высокого уровня все они будут управляться из центрального сервера с медицинскими картами, big data и т. п.  Здесь два перспективных рынка.

В целом, это для бедныхпотому что основные затраты идут именно на caregiver и nurse, им же ЗП платить надо. И модель прибыли вполне себе. Nursing house берет их в аренду, потому что арендные платежи меньше затрат на зарплату и бенефиты. Это такой сервис предоставления парка роботов caregiver и nurse, причем, в национальном масштабе, потому что если работать с крупным сетями nursing house, происходит накопление опыта. Ну а nursing house для богатых – там люди и full custom. Ну, естественно, затраты на разработку, апробацию и апрув FDA. И в целом ведь глобальный рынок и емкость у него под 0,5 триллиона долларов. Это конечно может потянуть только очень крутая компания, типа знаменитой US Robotics Азимова. Причем, сегменты nursing house скорее всего значительно больше сегментов сельхозработ и логистики пока есть страны третьего мира.

Создание умной среды для care – пересекается с интернетом вещей с узким фокусом на nursing.

2. Отдельная задача – это решение проблемы оттока людей на пенсию.

3. Видимо, все-таки начнется наезд на табачные, фаст-фудные, алкогольные и кондитерские компании, потому что современная диета – огромный источник патогенных проблем. Компании кормят людей дерьмом и получают прибыли, а потом налогоплательщики оплачивают лечение ожирения, диабета и потерю трудоспособности людей по вине того, что они просто велись на развод. Скорее всего продукция соответствующих компаний может быть обложена налогом, пусть люди и компании сами оплачивают будущие расходы на их же содержание и терапию.

4. Законодательное введение более дорогих страховых планов для тех, кто не хочет следить за здоровым образом жизни. Если человек ведет вредный образ жизни, то сознательные граждане не обязаны оплачивать расходы на исправление последствий такого образа жизни.

5. Два последних пункта породят спрос на сервисы трекинга в области здорового образа жизни (ура для тренеров по фитнесу, диетологов, нутриологов и т. п.).

6. Скорее всего, с какого-то времени возраст выхода на пенсию будет существенно повышаться и пенсия будет дифференцироваться не только по платежам, но и по тому, как человек следил за своим здоровьем. Что в целом как парадигма уже практикуется страховыми компаниями. Здесь есть две задачи – активная занятость тех, кого уволили по возрасту, и внедрение законодательной обязанности заниматься физкультурой и превенцией.

8. Очень сложная задача – как отменить возможность не трудиться. В целом, и сейчас все так и есть. Те, кто добились дорогих планов, курят бамбук, остальные – стоят на кассах в супермаркетах. Очень показательно наблюдать, как мексы заменяются пожилыми американцами. Но это для не очень образованных, а вот с образованными – безусловно надо использовать их потенциал, причем, не опуская людей до рутинных операций. Я предполагаю, что, скорее всего, законодательно начнет происходить разграничение рынка, т. е. услуги на рынок людей старше 50 могут поставлять только люди старше 50, как бы это безумно не звучало.

Все это очень большие и наукоемкие рынки, но они еще ждут своих проектов. Возможно, некоторые инфраструктуры не готовы, но готовиться нужно сейчас. Кто из власть предержащих или состоятельных людей способен мыслить горизонтами 20 – 40 лет?

 

Понравилась статья, нашли для себя пользу?

Поддержите проект!

Вы можете выбрать разовую поддержку данной публикации или регулярную подписку (месячную или квартальную). Подписка позволит вам получать уведомления о новых материалах. Вы не обязаны жертвовать, это абсолютно добровольная благодарность. Ваша поддержка помогает нам вместе создавать лучший мир.


 

Пожертвование за статью

2,99$ 4,99$ 9,99$

Подписка за месяц - если вам нравятся несколько статей

9.99$

Подписка за квартал

29.99$