1.2 Что такое правильный план и чем отличается от всего того что вы привыкли считать планом? (ч1) – входит пробный период

Вы не залогинены. Что это значит?

Чтобы ответить на этот вопрос расскажу откуда идея планирования возникла, как развивалась и к чему пришла лет 30 назад

Буду сначала по вопросам идти, а потом всё это раскрывать.

Первый вопрос – о некой мифологии у людей, связанной с тем, что ничего предсказать нельзя. И они привыкли к тому, что планы, с одной стороны, не выполняются, с другой стороны – возникает куча неожиданных событий, которые всё меняют. И, плюс, есть такой большой-большой миф, который называется удача, судьба и т.д. Смысл этого мифа: “что человеку на роду написано, то у него и будет”, бесполезно суетиться в этом плане. И вторая составляющая в том, что есть понятие удачи. Что удача – это нечто, что даёт какие-то благоприятные возможности. Вот смысл этого мифа. И большинство из людей, кто разделяет этот миф, делают выводы о бесполезности планирования как такового. У них не возникает запроса. Это те люди, которые оперируют такими понятиями как, “повезло – не повезло” и прочее.

Я коротко скажу на эту тему. Естественно, это абсолютно религиозная позиция, которая характерна для невежественных людей, поэтому пытаться переубедить человека в этом плане бесполезно, и я такой задачи ставить не буду. Но есть довольно большое количество нормальных людей, которые адекватно мыслят, у них нет никаких проблем в этом плане, с другой стороны, в подсознании такая мысль присутствует. Вообще этот миф очень распространенный, он разрушительный, и, в частности, вокруг этого мифа – это такая мощная религиозная позиция – очень много выстроено: всевозможные астрологии, гадательные системы и т.д.. Сам по себе этот миф уходит корнями в некую такую антологию, в некую картину мира, смысл которой в том, что человек – это пылинка в руках высших сил, и поэтому ничего невозможно предсказать.

Вот этот водораздел фундаментальный именно в том, во что человек верит. Либо он верит в некий детерминизм в том, что его жизнь – игра высших сил, которую он не может ни постичь, ни познать. Либо человек верит в то, что от его воли и усилий что-то зависит. Вот две полярных концепции. Соответственно, можно сказать так, что одна концепция – религиозная, основанная на вере в высшие силы и в предопределенность, вторая концепция больше характерна для научного мировоззрения. И они, естественно, противоречат друг другу, они продуцируют совершенно разные модели поведения, инструменты и т.д. Можно сказать так, что если человек очень глубоко внутри себя считает, что он является жертвой, игрушкой каких-то внешних сил – это просто отражение его позиции, его картины мира, в которой он всегда такой маленький человечек, всегда некая жертва. И всё, что в его жизни происходит, никак не связано с его усилиями в большей степени, а зависит от внешних факторов, которые он не может ни предугадывать, ни предсказывать, ни, тем более, управлять ими. Соответственно, он оперирует такими понятиями, как “везение”, “удача”. Эта позиция очень характерна для рабского сознания – всегда искать внешние причины бед. Т.е. если плохо – кто-то всегда виноват, если хорошо – опять же удача, опять же внешний фактор.

Из этого вывод такой: что делать, как с этим жить, как люди, у которых такая картина мира, живут? Ответ простой. 1. Если есть какие-то высшие силы, которые управляют, то надо их не обижать, надо их ублажать. На этом вся религия построена. Надо молиться, надо выпрашивать, при этом эти силы непостижимы, они очень противоречивы, очень ревнивы часто бывают. Никто однозначно не знает, как ими управлять . Ими управлять невозможно, можно только подчиняться , молиться, любая инициатива – это зло, потому что это некий вызов, это гордыня и т.д. Такие картины мира очень характерны для всех религий, таких как христианство, ислам и т.д. Естественно, что эти картины мира, эти позиции очень удобны были правящим элитам во все времена, поэтому власть всегда очень поощряла подобного рода воззрения и, соответственно, любая пропаганда власти всегда в какой-то степени основывалась на такой позиции, потому что это было очень выгодно. Более того, в тех странах, где такой подход у народа доминирует, власть всегда пыталась себя легитимизировать именно через некое божественное происхождение. Т.е. власть всегда от бога. Соответственно, любая церковь, любая конфессия рабская всегда поддерживает любую власть, потому что в этом смысле любая власть от бога, т.е. бог так повелел – значит, надо подчиняться. А если есть какие-то страдания, какие-то проблемы, то, скорее всего, это наказание, либо это часть какого-то божественного замысла, где нам отведена незначительная роль, которую мы должны играть.

Конечно, если такие вещи глубоко в сознании есть, то спорить бесполезно. Бесполезно что-то утверждать, потому что это именно религиозная позиция, т.е. невозможно приводить рациональные аргументы, которые показывают, что это не так, указывают на какие-то факты, кейсы, потому что всегда, когда человек добился каких-то целей, это будет объясняться не его целенаправленными усилиями, а удачей, волей богов. Соответственно, если человек не добился цели, то это будет объясняться не его ошибками, которые можно исправлять, соответственно – улучшать что либо, а всегда будет объясняться той же волей богов, плохой судьбой, отсутствием удачи, сглазом, кошка черная перебежала, нельзя выбрасывать мусор, когда темно. Если посмотреть, сколько суеверий из этого вытекает, то все эти суеверия в той или иной степени предписывают, как надо делать или как запрещено делать, потому что это может привести к негативным последствиям, когда какие-то злые силы или добрые будут неправильно себя вести. Злые – причинять какое-то зло, а добрые силы – обидятся на нас, потому что мы не проявили должного почтения. Поэтому любая дискуссия бесполезна. Потому что всегда будет такое объяснение. Это картина мира, т.е. люди всё, что происходит, так объясняют. Это приводит к тому, что такие люди не способны в той или иной степени целесообразно действовать, и в массе они ничего не могут добиваться.

При этом, что интересно, бывают довольно редкие случаи, когда у людей бывает и сильная религиозность, и абсолютно проактивная позиция в жизни. Есть религиозные богатые люди и т.д. Но там смысл в том, что их религиозность не вступает в противоречие с необходимостью планировать и целенаправленно достигать своих целей. Более того, всегда под этим существует такой момент, что мы делаем богоугодное дело, а раз мы делаем богоугодное дело, соответственно, у нас все хорошо. Кто в данном случае является судьёй, который говорит: “Вы делаете богоугодное дело”? Кто даёт эту индульгенцию и почему? Всегда это какая-то религия. Почему она дает такую индульгенцию? Потому что люди, которые в бизнесе и связаны с религией, всегда делятся деньгами. Т.е. всегда эта индульгенция, это благословение легко покупается. Чем больше денег – тем более агрессивные действия могут оправдываться любой религией.

В истории таких примеров очень много. Но при этом даже религиозные люди, которые в этом смысле абсолютно успешны, умудрялись преодолевать свою пассивную позицию, они все равно действовали проактивно. Большинство людей рабского сознания могли быть так же религиозны, но у них не было проактивной позиции в жизни. Т.е. разница в этом смысле между элитами и холопами заключается в том, что просвещённые элиты понимают, что религия – это одно, а реализация каких-то амбиций, планов – совершенно другое. Очень любопытно в этом смысле читать какие-то описания королей, царей, каких-то деятелей древности, которые очень сильно были вовлечены в какие-то религиозные истории. Некоторые из них были довольно религиозными людьми, но, с другой стороны, у них всегда были очень серьёзные амбиции. Мы подходим к вещи фундаментальной:  всегда должны быть амбиции. Чем отличается всегда холоп от господина, либо от человека, который способен чего-то добиться? У холопа, в первую очередь, нет амбиций, потому что в его сознании в принципе не существует идеи о том, что он может чего-то достичь, что он может изменить свою жизнь. И при этом нет никакого противоречия с религией, потому что всегда можно попросить благословения, всегда можно оправдать словами. Вопрос уже даже не в религии, а в том, что в сознании холопа доминирует подход о том, что ничего изменить нельзя. Отсюда вывод: глобальная жизненная стратегия – всяк сверчок знай свой шесток, где родился – там и сгодился. Так думают холопы. Поэтому у него нет запроса на изменение. Холоп, раб может быть недоволен качеством жизни, при этом его всячески убеждают в том, что он должен быть доволен именно тем, что имеет, потому что может быть хуже. Раба приучают к тому, что хорошо – это не когда лучше, хорошо – это когда не хуже, чем ты имеешь сейчас. Соответственно, если становится хуже, значит так господь повелел, промысел такой божий.

Ровно по этому богобоязненные люди холопского сознания никогда не меняли своей жизни, шли на любую жертву. Но всегда были люди, которые не были согласны с этим, которые собственно и становились зачинщиками ересей, бунтов, социальных преобразований. Так было, по крайней мере, в средневековье. Но когда появился бизнес, предпринимательство, частная инициатива, то те люди, которые имели какую-то инициативу, имели какие-то амбиции, стали в большей степени свои усилия направлять в отношении бизнеса, потому что это очень доступный путь изменения своего положения. При этом всегда можно сказать, что во все времена наиболее независимыми, свободолюбивыми, предприимчивыми людьми были предприниматели, купцы. Потому что им надо было преодолевать какие-то трудности, предпринимать какие-то шаги, потому что было сложно путешествовать, они вынуждены были планировать, рассчитывать свой путь, т.к., если идешь в путешествие, необходимо рассчитать, сколько нужно ресурсов, еды и т.д. У этих людей был запрос на измерение расстояния, запрос на планирование.

К чему мы подходим? Мы подходим к тому, откуда возникает запрос на планирование – тогда, когда перед вами возникает какая-то задача, какая-то цель. Потому что вы понимаете, что надо как-то прикинуть, как её достичь, какие-то препятствия преодолевать, если их можно спрогнозировать.

Т.е. чтобы закончить этот тезис, можно сказать так, что есть люди, у которых абсолютно законопаченное религиозное сознание, причём, в первую очередь, такой холопский синдром – ничего изменить нельзя, главное, чтобы не было хуже, всё плохо – значит, нет удачи, если хорошо – есть удача, мы – игрушки Силы и т.д. С такими людьми мы ничего обсуждать не будем, с ними бесполезно спорить, бесполезно приводить какие-то аргументы, потому что для них это предмет их религиозной веры, а вера – она не рациональна. Есть люди, у которых всегда есть какая-то амбиция, либо у них есть какая-то цель уже,либо у них есть какая-то причина как-либо изменять свою жизнь. В этом смысле они могут быть религиозными или не религиозными , это не столь важно, потому что у них в каком-то смысле нет выбора. Либо очень сильное желание, очень сильная страсть, либо потому что так жизнь сложилась, что они вынуждены что-то очень сильно поменять, ситуации бывают разные: в долг влез, несчастье какое-то произошло, заболел – грубо говоря, возникла какая-то свечка под задницей. И когда у людей возникает такая ситуация, они вынуждены двигаться вперед, они вынуждены как-то чего-то достигнуть, соответственно, у этих людей прямо либо косвенно возникает запрос на планирование.

В сухом остатке я могу сказать так: этот семинар и вся эта идеология, которую будем обсуждать, подходит для тех людей, у которых есть более или менее осознанный запрос , они уже это поняли, чего они хотят, а чего – нет, им нужно ставить какие-то цели, им нужно хоть как-то планировать, им нужно реализовывать эти планы, т.к. если они эти планы не реализуют, если они не достигнут свои цели хоть частично, то либо будет какое-то большое несчастье,либо какое-то очень серьезное ухудшение положения, вплоть до потери веры в себя.
Это важный момент – всегда есть два фактора: стимулирующий – свечка под задницей – который людям отвечает на вопрос: “Почему я что-либо хочу делать, чего я хочу избежать (улучшить свое положение или чтобы не стало хуже)?” Это один фактор, он толкает в спину. И есть мотивация, которая отвечает на вопрос: “Зачем, что я хочу достичь, что я хочу обрести, что я получу, ради чего это все происходит?”

Вопрос второй: в чём инновация, в чём принципиальная новизна того, что я буду говорить, и чем она отличается от тех подходов, планирования, которые уже были.  
Исторически было два запроса на планирование, даже три, где планирование развивалось в целом. Первый запрос – это, естественно, война. Т.е. когда уже речь шла не о каких-то спонтанных набегах, а о движении армий с целью захвата территорий, т.е. это уже относится к эпохе, когда определённые державы имели агрессивные цели. Это была Персия, это был Древний Рим и т.д. Почему им важно было планировать? Потому что когда речь идёт об армии, которая движется серьёзно, то недостаточно просто взять и послать людей. Армия – это много людей, всегда возникает вопрос снабжения, всегда возникает вопрос логистики, на каком-то этапе возникает, соответственно, понятие стратегии, тактики и т.д. Т.е. стратегия в данном случае всегда отвечает на один простой вопрос: в каком направлении, в целом, надо двигаться, чтобы получить какое-то преимущество? И этот вопрос заставляет задумываться: а какие вообще направления бывают, чем они отличаются и т.д. Плюс, естественно, поскольку у нас армия идёт по какой-то пересечённой местности, то возникает необходимость в картах и т.д. Т.е. в этом смысле планирование было не только военного, но и логистического характера.

Второй похожий аспект – это всевозможная торговля. Т.е. как только стала торговля развиваться: сухопутная, морская, соответственно, возникла опять же проблема в картах и проблема в каком-то планировании, потому что когда вы идёте куда-то, то вы понимаете, что вы можете встретить массу препятствий. Соответственно, вы хотите иметь как можно больше информации об этой местности и о тех потенциальных препятствиях, которые вам надо преодолеть. Это может быть пересечённая местность, преодоление водных препятствий, горы, всё, что угодно, какие-то леса, хищные звери, разбойники, недружественные, так сказать, соседи и т.д. Плюс, немаловажный момент, что когда у вас большая группа людей идёт на долгую дистанцию, то далеко не всегда удаётся добыть пищу. Т.е. вы должны понимать, что какую-то часть вещей надо брать с собой. Возникает вопрос: сколько надо брать с собой? Т.е. какую часть пищи, фуража, поскольку основной тягловой силой были лошади, т.е. какую часть фуража и пищи можно добыть на месте, а какую, соответственно, взять с собой. Ключевой вопрос, допустим, вода. Особенно когда речь идёт про Великий Шёлковый Путь и т.д.

И, соответственно, третий аспект, который провоцировал развитие планирования – это различного рода строительство. Потому что пока какой-нибудь крестьянин себе строит хибару – никакой здесь проблемы не возникает, естественно. Но когда знать, элиты начали строить дворцы, а в большей степени там не дворцы, а гидротехнические, мелиоративные сооружения, то, естественно, возник вопрос планирования. Потому что когда мы говорим о сложных устройствах, к которым можно отнести фортификацию, города, улицы, опять же мелиорацию какую-то, корабли, в частности, то без планирования, без проектирования, которое является частным случаем планирования, сложно обойтись, потому что у вас не будет шансов сделать сложную вещь, которая вам будет надёжно служить. Как правило, это планирование носит всегда проектный характер. .е. строительство – это у нас всегда частный случай проекта, война – это частный случай проекта, торговая экспедиция, караван – тоже частный случай проекта, когда у нас есть понимание, куда мы хотим попасть примерно, в какие сроки и, соответственно, примерно с какими ресурсами, вот.

Но когда стало больше людей жить в разных местах, возник следующий тип планирования, который был связан не с проектами, а с какой-то операционной деятельностью. В первую очередь, это что касается сельского хозяйства, заготовления, каких-то мелиоративных работ. И, конечно, сбор налогов. Потому что когда, допустим, вы управляете страной, то понятно, что у вас возникают расходы. Во-первых, если вы, так сказать, царь, какой-то вельможа, не важно, так сказать, царёк-князёк, у вас есть армия, у вас есть определённое количество людей, которые должны получать какое-то довольствие. Т.е. это те люди, которые не работают в поле, они занимаются либо военной службой, либо административной службой, в той или иной степени. Соответственно, эти люди должны иметь какой-то доход, а этот доход, разумеется, идёт от налогов. Следовательно, как только вы собираете налоги и тратите эти налоги на всё, что угодно, у вас возникает 2 запроса. Первый – это на учёт, вы должны уметь считать, и второй – на планирование. Потому что вы должны не просто учитывать и считать, а вы должны сопоставлять то количество налогов, которое вы собираете, с тем количество затрат, которые вы потенциально можете произвести, т.к. в противном случае, если вы этого не делаете, у вас есть риск получения, что называется, кассового разрыва в широком смысле этого слова.

Понятно, что если империя очень агрессивна в своём развитии, т.е. было активное присоединение земель, были активные строительные работы (характерно это было для некоторых древних империй: Египет, Древний Рим, Персия и т.д.), то вы понимаете, что вам нужно всё больше ресурсов. Т.е. вы должны не только планировать достижение своих целей с точки зрения ваших военных, торговых, строительных проектов, но вы должны постоянно понимать, откуда вы будете брать всё больше и больше ресурсов. Т.е. у вас возникает ещё планирование, связанное с вашей операционной деятельность, с тем, как вы обеспечиваете все эти вещи. Т.е. вот так вот исторически планирование возникало. При этом надо понимать, что, естественно, апофеозом операционно-проектного планирования  был 20-й век, промышленная революция, если более точно сказать. Когда объём промышленного строительства очень сильно вырос, объекты стали более сложными с инженерной точки зрения, они потребовали вовлечения значительно большего количества людей, причём с очень разными компетенциями. Т.е. когда, скажем, в древности кто-то что-то строил, там мог быть мастер, подмастерье, рабы и т.д. Но когда у нас идёт строительство сложного объекта либо какое-то вообще сложное мероприятие, то компетенций может быть очень много, надо людей координировать и т.д. Соответственно, у нас очень сильно начала развиваться проектная деятельность. Плюс, поскольку, если взять 17-й, 18-й век, уже пошла широкая международная экспансия крупных компаний, Британская империя, то, естественно, операционная деятельность тоже стала очень крупной, масштабной. Т.е. когда мы уже говорим не о каких-то мелких фабриках, которые, фактически, были микро-бизнесом, или каких-то ремесленных мастерских, а когда возникли Ост-Индская компания, т.е. вот такого плана образования – это большой флот, это и торговые операции, и логистические операции, и финансовые операции, и военные операции, т.е. много всего, и политические, геополитические какие-то действия – вот эти все вещи надо было координировать, соответственно – планировать.

И вот развитие бизнеса, развитие промышленности, породило как бы современный подход к планированию, который, в общем-то, эффективно доминировал в корпорациях до 21 века. И обычно всегда как такое планирование строилось? Ключевое отличие вообще в чём? Компания отличается от человека, и важный вопрос: почему компании, в целом, эффективнее, чем отдельные люди? Потому что интенсивный рост возник только тогда, когда сама функция планирования, особенно стратегического планирования и управления, стала выделенной, самостоятельной. Потому что возьмите, к примеру, ремесленника любого. Сейчас это архетип такого фрилансера, самозанятое лицо, т.е. это человек, который вынужден в одном лице делать все функции, связанные с бизнесом. Это может быть только один человек, но бизнес подразумевает наличие всех функций. Это означает, что он должен заниматься маркетингом, он должен заниматься продажами, он должен обслуживать клиентов, т.е. выполнять какую-то работу, вести  налоговый учёт, бухгалтерский учёт и т.д., логистику, закупки, если всё это надо. И всё это один человек.

Я напоминаю, что интенсивный рост цивилизации возник тогда, когда возникла специализация. Специализация – это основа сотрудничества. Когда несколько людей, собравшись вместе, поняли, что если все одну и ту же работу делают – это неэффективно. А эффективно тогда, когда каждый делает свою работу так, что они вместе составляют единый производственный цикл. Это очень сильно ускоряет,  идея конвейера на этом построена. Т.е. когда у нас возникает кооперация разных компетенций, это очень сильно увеличивает производительность труда, соответственно, снижает себестоимость, издержки. Это очевидные вещи. И, соответственно, на каком-то этапе вот эти функции ключевые стали выделяться в отдельные, как бы отдельный человек стал заниматься специфическими функциями.

Сначала, естественно, простейшая функция – это учёт. Потому что когда у вас много объектов или операций, транзакций, товародвижения, то вам надо учитывать в больших объёмах, и сам по себе учёт и управленческий, и  бухгалтерский, даже когда это было 200-300 лет назад, начинает занимать много времени, особенно когда у вас много контрагентов. Соответственно, он не может быть какой-то вторичной функцией, и возникает специфический человек. Наконец, на каком-то этапе стало очевидно, что функция управления должна быть выделена. Более того, это ключевая функция, потому что сначала эта функция была исключительно координирующая: когда у вас несколько человек работают вместе, то должен быть кто-то, кто их координирует. Потом, когда всё стало развиваться дальше, у нас появляется иерархия, когда работы разбиваются на более сложные и менее сложные. Соответственно, менее сложные работы можно делегировать менее квалифицированным людям. Это означает, что к функции управления добавилась не только координация людей с одинаковыми компетенциями, но и постановка задач для людей с меньшими компетенциями, когда у нас происходит делегирование. Как только вы кому-то ставите задачи, то кроме функции постановки задач и разъяснения этих задач, тут же у вас появляется функция контроля. Потому что если вы ставите задачу, но не контролируете, как эта задача выполнена, не только с точки зрения количества и качества, но и с точки зрения каких-то параметров, то у вас результативность будет очень низкая. Т.е. по мере развития производства, бизнеса, по мере усложнения процессов управленческая функция становилась всё более-более сложной. При этом очень часто многие виды бизнеса, особенно 200-300 лет назад, в общем-то, были развитием ремесленничества, но на другом уровне. Что это означает? Это означает, что инноваций там много не было, инновации возникли во время промышленной революции, а до этого рост был исключительно количественный. Грубо говоря, когда вместо одного ремесленника возникала какая-то артель, с какой-то уже иерархией, там был апрентис, так называемый ученик, подмастерье, мастер и т.д. Т.е. вот в этом направлении шло развитие, инновация была в основном управленческого характера. Но как только масштаб стал расти, опять же, это 18-19 века, когда возникли глобальные операции, то функция планирования, постепенно стала выделяться в отдельную функцию. Т.е. когда на каком-то этапе у наиболее продвинутых коммерсантов, предпринимателей, политиков идея постановки цели, идея видения, идея планирования стала развиваться в их сознании, люди постепенно начали мыслить не категориями, что “вот как оно само пойдёт”, а “я хочу достичь этой цели”.

Естественно, это всё постепенно психологически, так сказать, строилось. И, соответственно, вот эта функция планирования, становилась всё более отдельной, выделенной. При этом, если берётся крупная компания, то всегда планирование тоже разделяется на несколько этапов или на несколько уровней, разделов. У нас есть стратегическое планирование, которое в основном связано с захватом рынков, с доминированием на рынке, борьбой за ресурсы, за какие-то конкурентные преимущества, ну, естественно те ресурсы, которые были ценными в соответствующей эпохе. Потом у вас возникает какое-то операционное планирование, которое подразумевает то, как непосредственно ваше подразделение выполняет задачи в моменте.

Плюс, соответственно, в отношении сроков. Планирование может быть, как вам известно долгосрочным: это могут быть разные периоды, это может быть 10, 50, 500 лет, разные есть подходы. Это относительно долгосрочное планирование. Потом, естественно, среднесрочное, – 3-5 лет. Краткосрочное – это может быть в течение года, полугода. И операционное планирование – это могут быть недели и т.д. Т.е. вот так выглядит ландшафт планирования в целом, в котором есть раздел, связанный с операционным планированием. Т.е. когда мы говорим о возобновляемой, повторяющейся, регулярной деятельности, когда мы говорим о бизнес цикле, бизнес процессах. И, соответственно, есть раздел управления проектом, проектное планирование. Потому что развитие любого бизнеса, любого государства идёт такими небольшими поступательными шагами, это может воплощаться в виде военной экспедиции, торговой экспедиции, там что-то строим, т.е. само по себе развитие – это всегда много-много таких итераций, каждый шаг – это проект. При этом, проектное планирование, может укладываться в общее стратегическое планирование.

Вот так вот выглядела картина планирования в двух словах. То, к чему пришло человечество, условно говоря, к концу 20 века. При этом можно сказать так, что – это доказанный факт, это мы даже не будем обсуждать – те руководители, те корпорации, которые уделяли много внимания планированию, в целом, оказались успешнее, чем те компании, те лидеры, которые действовали хаотически. Потому что когда вы стратегически подходите к чему-то, это даёт вам преимущество. Потому что вы пытаетесь сначала, так сказать, предугадать ситуацию, потом вы попытаетесь спрогнозировать ситуацию, потом вы от прогнозирования переходите к управлению ситуацией. Т.е. вы задаёте себе вопрос: не “Что мне надо, чтобы примерно понимать, что будет?”, а “Что мне надо сделать для того, чтобы у меня будущее было такое, какое я хочу, как выгодно мне, моей компании и т.д.?” Т.е. когда вот эта парадигма в сознании предсказания, прогнозирования сменилась на парадигму активного влияния на будущее, на активное создание будущего – вот это был активный поворот. И те компании, которые эту парадигму сменили, стали более агрессивны, более активны при планировании – они, естественно, достигли больших успехов.

При этом существенный момент здесь заключается в понимании тех ресурсов, которые компании выделяют на планирование. Под планированием в данном случае будем понимать и менеджмент, как частный случай. Любопытно, что очень многие компании в США как бы обвиняют в том, что доля менеджмента в них очень высока,  значительно выше, чем в европейских компаниях, в китайских, не говоря уже про СНГ и т.д.. Но пока не существует более эффективных компаний, чем американские. Т.е. система их менеджмента, система их планирования, управления доказала, что это более эффективно. И это в принципе так. Почему? Потому что чем больше вы вкладываете в управление развитием, в управление производством, в оптимизацию процессов, в оптимизацию роста, тем быстрее вы способны расти и управлять издержками, всеми остальными параметрами. И то, что я описал – это характерно для компаний. Но это ровно то, что в большинстве практически не могут позволить себе отдельные люди. Т.е. если вы возьмёте обычного человека, который работает на какую-то компанию, даже не малого предпринимателя, то отличие человека от компании заключается ровно в том, что, хотя у него интересы и похожи на интересы компании, т.е. каждый человек хочет как-то расти, развиваться в финансовом плане, в социальном плане и т.д., накапливать ресурсы – это очевидные вещи, т.е. в этом смысле цели человека совпадают с целью корпорации любой, т.е. корпорацию можно представить как такой большой человек, да, там коллективное, но смысл всегда будет один и тот же, но отличие кардинальное в том, что у человека, в большинстве случаев отдельного, нет ресурсов для реализации своих интересов.

Очень часто бывает так, что люди планируют что-то, ставят какие-то цели: реалистичные, не реалистичные, правильно, не правильно – это другой вопрос, они используют какие-то инструменты, управление проектами классическое,они разрабатывают планы, но очень часто эти планы не исполняются. Что значит часто? Почти всегда. Как правило, это происходит потому, что нет инструмента контроля исполнения. Т.е. это основная причина, почему компании в целом на порядки эффективнее в достижении целей, чем обычные люди.

 

Любой план всегда имеет три элемента:

  • Первый момент – управление ресурсами (время, компетенции, деньги);
  • второй момент – это управление компетенциями – подбор исполнителей;
  • и третий момент – это управление рисками – как их снизить;

Классическая корпоративная ресурсная модель: планирование идёт от ресурсов, ищутся люди с опытом, риски стремятся минимизировать. И всё это было в мире промышленной революции, до информационной эпохи, а значит время изменений не очень высокое, ситуация более или менее прогнозируемая, в мире несколько сотен крупных компаний и много мелких, люди в основном работают в корпорациях.

 

 

Поделитесь с тем, кому важно.