Смысл есть тогда, когда он ведет к росту.

Я НЕ ГОВОРЮ, ЧТО ЭТО ЕДИНСТВЕННЫЙ СМЫСЛ. В рамках данного изложения я говорю только об ЭТОМ СМЫСЛЕ. Разумеется, есть несколько смыслов, но они могут и, естественно, конкурируют за ресурсы, и какой-то побеждает, АКТУАЛЬНЫЙ в данный момент. При этом наличие СМЫСЛА подразумевает осознанность. Почему важна осознанность? Потому что СМЫСЛ — это ощущение. И есть другие ощущения. И путь человека — в способности управлять своим поведением на основе осознаваемого смысла, а не на основе ощущений.

Если жизнью человека управляет жажда ощущений, эмоции и аффекты, то он не в состоянии целенаправленно двигаться, потому что в хаосе нет направления, кроме как к усилению ощущений, что приводит к депрессии, когда человек уже не может подкармливать мозг привычными ощущениями. При этом парадокс в том, что конечной целью являются только ощущения.

Аналогично депрессия и дефицит мотивации могут возникать, когда человек слишком сфокусирован на ментально осознаваемых смыслах, но практически не дает себе обычных ощущений. Это когда рост становится смыслом, а не средством.

Конечный смысл всё равно в том, чтобы испытать определенные ощущения. Именно способность испытывать ОЩУЩЕНИЯ и создает ценность от достижения, обладания, деятельности. Наличие или отсутствие ощущений создает жизнь. Дефицит ощущений определенного типа или вера в невозможность этих ощущений порождают фрустрацию и следующие за ней компромиссы как средство, чтобы компенсировать эту фрустрацию. Принятие жизни — это компенсация, которая снимает фрустрацию, депрессию и позволяет нам действовать, в т. ч. и в направлении якобы чего-то недостижимого, что первичную фрустрацию и породило.

Однако, важно то, что осмысленность — это ощущение возможности качественного скачка, изменения, обещающие получение новых ощущений, в т. ч. и ощущений возможностей (либо избавления от неприятных ощущений…). Пример — ценность блюда, приготовленного хорошим поваром, в нашей способности ощущать и испытывать этот вкус. Если мы лишены способности чувствовать, значить ценность стремиться к нулю. Поэтому вера и надежда на новые ощущения являются величайшей мотивацией, а обещание — величайшим аттрактором.

Чтобы любую цель (идея всегда подразумевает даже и неявно какую-то цель, какое-то действие, интенцию) сделать осмысленной, надо соединить ее с обещаниями ценностных ощущений. Это значит, что надо проложить маршрут между этой, вполне вероятно промежуточной целью и глобальными ценностями. И обещать испытать это. Мотивация важна, потому что она вместе со стимулом порождает действие. Стимул — бегство от негатива и страха не получить позитив. Мотивация — получить позитив. Мотивация падает, когда мы встречаем препятствие и не знаем, как его преодолеть. Это когда рвется в нашем сознании тот самый виртуальный маршрут, пусть и ветвистый, между нашим “сейчас” и желаемым “тогда”. Этот маршрут есть своего рода электрический кабель, по которому поступает к нам энергия из вдохновляющего будущего. Это видение дает нам силы каждый день делать шаг. И проблемой является не высота препятствия, а разрыв этого энергетического шнура, когда происходит нечто или нас посещает какая-то деструктивная мысль, которая ставит под сомнение нашу веру в том, что этот путь способен привести нас куда-то. При этом данное соображение или обстоятельство может быть как спекулятивным, так и вполне реальным, но оно провоцирует коррективы в план движения. Более того, такие моменты являются закономерными, потому что путь — это воплощение нашей идеальной картинки (плана) в реальность. И, таким образом, мы сталкиваемся с возможностью того, что наши гипотезы и веры не подтверждаются, а реальность дает нам другую картину мира.

И в момент между разрушением СТАРОЙ КАРТИНЫ МИРА и созданием нового плана, когда нам приходят в голову какие-то идеи по восстановлению нашего движения, мы не имеем подпитки от нашего будущего.

И здесь мы можем опираться только на дисциплину и МЕТА-ВЕРУ в то, что «стучащему откроют», КАК ОБЩИЙ СЛУЧАЙ, даже если в моменте мы не понимаем, КАК ДЕЙСТВОВАТЬ.

Успешных людей от неуспешных отличает способность действовать именно в моменты кассового разрыва, кризиса мотивации. И именно в эти периоды роль трекера, коуча, ментора неоценима, потому что надо заставить человека практически давить на стену в надежде, что она раскроется без малейшей рациональной идеи — как это произойдет?

В такие моменты отчаяния и происходит трансформация человека, его внутренние преображения (Кьеркегор: «Достичь бесконечности можно только через отчаяние»,  Ролло Мэй: «…определённая форма борьбы абсолютно необходима для того, чтобы привести нас к той глубине, из которой возникает креативность…”).