Продолжение. Начало темы о смыслах жизни ЗДЕСЬ 

Смысл – в кайфе, другого нет. Просто у кайфа много уровней и много путей…. Даже то, что мы делаем (казалось бы для детей, для близких, для людей), некое добро — это лишь потому, что сознание этого доставляет нам ощущения, кайфа определенного типа… Если нет связанных с этим ощущений, то никаких мотивов или стимулов нет.

Отсутствие ощущения — это смерть.

Человеком движут: либо страх, боль, либо наслаждение. Никакие мысли, никакие резоны, никакие сложные построения и миссии никакого значения не имеют, если они не дают приращения в ощущениях. Всё, даже самые высокие разговоры и все поступки, сводится только к этому.

Иногда люди отказываются от ощущений ради того, чтобы испытать ощущения более высокого порядка… Это можно понять, с этим можно согласиться. Цена высока, но и награда достойна.

Это называется аскеза, если кто не в курсе, что это действительно такое. Никакого другого смысла в аскезе нет.

Это как наркотик: с каждым новым разом происходит насыщение, и мозг просит ещё, потому что он пластически изменился… Нас меняет боль — мы эволюционируем в сторону большей адаптивности…. или наслаждение — мы эволюционируем в сторону его большей интенсивности и глубины. Мы проживаем разные роли, ограничиваем себя или что-то позволяем, в конечном итоге, всё это лишь ради того, чтобы выпить опыт, который приходит с теми или иными ролями…

Это – мета уровень. Это надо прожить, чтобы понимать – о чем речь. Нет опыта, нет предмета. Здесь путь для теоретиков заканчивается.

Но возникает вопрос!

Если смысл только в кайфе, а всё остальное — лишь пути его достижения, зачем всё? Зачем вся суета? Зачем созидание, творчество? … Не насытится око слышанным, а ухо виденным…?…

Смысл есть в повышении и сложности мира, ибо вместе с этим человек становится сложнее, больше возможностей получать кайф. Некоторые говорят, что человек не изменился за последние тысячи лет. Это говорят ограниченные люди, ибо они не видят, в чём произошли главные изменения.

Всё просто — мы эволюционировали, и стали способны создавать культуру, искусство, миры. Мы создали надстройку, которую не могут создать животные. ОНИ продолжают жить в том же мире, и у них нет роста, они в тюрьме.

Человек способен создавать много миров, и всё более сложных миров, новых смыслов, поэтому фокус его наслаждения переходит от животных уровней к человеческим, связанным не с телом, а со способностью создавать новое. Большинство существенных наслаждений давно перешли границы телесности, ибо тело труднее развивать.

Мы все едим еду, но чтобы насыщать тело, можно есть простую баланду, с витаминами и микроэлементами. Для тела этого достаточно, но когда мы едим еду, мы потребляем не то, что нужно телу, а ощущения, связанные с вкусом. Голод способен обострить чувства, но не способен расширить их диапазон. Этот эволюционный шаг может сделать только пресыщение определенного типа. Это ДРУГОЙ голод. Поэтому мы хотим не только любимую, но и новую еду.

Таким образом, создавая всё более сложный мир, занимаясь творчеством, мы создаём новые вектора эволюции в направлении ощущений и наслаждений. Разум не имеет пользы, если он не может обеспечивать больший уровень и глубину ощущений и наслаждений, связанных с ростом.

Поэтому предел наслаждений не в нашей нейрофизиологии и теле, а в сложности мира, который отражён в нашем сознании и картине мира. Нейрофизиология есть отражение сложности, созданного нами мира. И когда мы доходим до предела, этот мир не удовлетворяет нас, мы начинаем усложнять его, чтобы иметь больше альтернатив, больше глубины, нюансов и полутонов.

Всё — фрактал.

Поэтому нужно учиться, к примеру, получать наслаждение от вина, и это наслаждение не в вине, а в нашем сознании. А вино лишь триггер, но нам надо пройти долгий путь, чтобы этот триггер приводил нас к новым небесам. То же самое – с едой, то же самое – с сексом, с одеждой, вещами. Мы всегда хотим большего, и это не проклятие, а благо, ибо это то, что создало из животного человека, а сейчас из человека делает Бога.

Вы хотите сделать умный компьютер, способный мыслить, искусственный интеллект? Вы не тому его учите.

Не надо учить его новым алгоритмам, научите его получать удовольствие от повышающейся степени сложности и чувствовать, и он начнёт эволюционировать быстрее и глубже, чем Вы сможете себе представить. Сам. Если ему дать не просто данные, а ощущения.

Образ Бога — это синоним беспредельных возможностей.

А теперь спросите себя — зачем беспредельные возможности существу для которого не бывает проблем? Зачем они ему? Они бесполезны, ибо он всемогущ, всеведущ, всепроникаем.

Когда во вселенной нет чего-то, чего Вы не можете — то во Вселенной больше не остается смысла.

И тогда Вы начинаете развивать Вселенную, чтобы ее эволюция всегда опережала Ваши возможности. Тогда снова Вы начинаете чувствовать вожделение и предвкушение, страх потери. И понимаете, что ценность не в могуществе, а в его отсутствие. Ибо могуществом можно пресытиться быстро, а немощь — бесконечна. Поэтому настоящего человека вдохновляет то, чего он еще не может.

Вспомните, Адам начал развиваться, когда он нарушил правила.

Начало темы о смыслах жизни ЗДЕСЬ 

Продолжение следует.